Banner
Одесса для меня не звук, не ярмарочный лубок, не дешёвка, не хая с Привоза. Моя Одесса — это Арман Эммануэль дю Плесси дюк де Ришелье, это обрусевший француз Александр Федорович Ланжерон, это герой войны 1812 года Михаил Семёнович Воронцов. Моя Одесса — это легендарный русский город, уникальный своим истинным космополитизмом. Это созданный умными свободными трудолюбивыми людьми политэкономический феномен. Потому в моём одесском языке превалирует акцент "Одесской главы" "Евгения Онегина", а вовсе не пошлые бородатые анекдоты. Хотя без великолепных еврейских старух, говорящих на идиш, не обошлось. Без них Одессу так же сложно представить, как и без Ришельевского лицея — второго в России после Царскосельского. Хотя первых уже нет, а второй — давно не тот. И лишь Понт Эвксинский гостеприимно катит свои вечные волны, полностью оправдывая перевод своего названия с греческого на одесский...